Группа Вконтакте Группа на facebook Инстаграм Страница в Livejournal
тел.: (499)238-90-03,
(495)978-35-99
ikar_publisher@rambler.ru

Озерковская наб.,
д. 22/24, стр.2
20 лет вместе с Вами!
с 1997 года

Новости
Рудольф Борецкий: "Нас ждет телевизионная революция!"

Рудольф Андреевич Борецкий – личность выдающаяся. Доктор филологических наук, заслуженный профессор МГУ им. М.В. Ломоносова, профессор Варшавского и Силезского университетов, член Евразийской академии телевидения и радио, член Союза журналистов РФ и Союза писателей Москвы.   В феврале 1958 года он создал и возглавил молодежную редакцию Центрального телевидения, в 1959 году при его участии начались выпуски ежедневных теленовостей. Защитил первую в стране диссертацию о тележурналистике. Р.А. Борецкий – соавтор (с А.Я. Юровским) первого учебника по тележурналистике, переведенного на многие языки. Автор свыше двух сотен научных и публицистических статей, 17 научных монографий, многие из которых изданы за рубежом.
Цех металлоконструкций нашей компании. Легкие металлоконструкции.
- Рудольф Андреевич,  Вы стояли у самых истоков гигантского пути, которое прошло телевидение. Как Вы считаете, куда ведет этот путь -  в нужную ли для общества сторону?
- С той поры, когда я пришел на телевидение, минуло более 50 лет. Конечно, за это время многое изменилось и в стране, и в мире, на самых разных уровнях. Технологическая революция сделала свое дело. От первых КВНов, которые смотрели через линзу, до современных плоских экранов, от одной черно-белой программы  до сотен цифровых каналов в цвете, а теперь еще и в объеме, - целая эпоха. Изменилось и содержание телевидения. Исчезла идеологическая составляющая, ведь того государства, которое внедряло эту идеологию, больше нет. Свобода, зафиксированная в Законе о печати от 1991 года, перестала быть только декларацией, исчезла, во всяком случае формально, и цензура.  
Телевидение, как мне видится, развивалось по синусоиде, были взлеты и падения, вызванные политическими изменениями в обществе. Была в истории ТВ счастливая пора, совпавшая с принятием одного из самых прогрессивных законов о СМИ, когда государство еще продолжало финансировать  телевидение, но уже особо не вмешивалось в его дела. Потом для телевизионщиков настали более жесткие времена.
Когда-то я, например, участвовал в создании Четвертой, культурно-просветительной и образовательной программы. Сейчас это направление в работе  телевидения отсутствует, если не считать канала «Культура». Исчезла целенаправленная работа с детьми, подростками, молодежью. Вместо глубоких и интересных программ – многочисленные, часто шокирующие, ток-шоу, море разливанное сериалов.
- Неужели не находите ничего интересного для себя в этом «море разливанном»? 
- Почему же, нахожу. Например, были прекрасные экранизации – «Идиот» по Достоевскому, «В круге первом» по Солженицыну, программы Леонида Парфенова, Леонида Млечина, Николая Сванидзе. Но эти работы тонут в обилии низкопробной развлекаловки.
 - Была ли альтернатива, могло ли наше телевидение пойти по другому пути?
- Когда телевидение преобразовывалось, было несколько возможных путей его дальнейшего развития. Главные из них – американский и европейский. К сожалению, мы выбрали американскую модель, то есть коммерческую. Большинство каналов существуют за счет рекламных денег. Поэтому основная политика сетей нацелена на получение прибыли, а для этого нужна массовая аудитория. Руководители каналов ориентируются на интересы и вкусы массового большинства, отсюда и засилье развлекательных сюжетов, ток-шоу, сериалов. 
- А европейское телевидение отличается от этой модели?
- Конечно. В Западной Европе развито так называемое общественное телевидение. В отличие от коммерческого ТВ, общественное телевидение финансируют сами зрители через абонентскую плату. Общественные телекомпании не ставят целью привлечь как можно больше массового потребителя, им важнее иметь аудиторию мыслящую, способную оценить действительно качественный телевизионный продукт
- Но ведь у нас тоже были попытки создать общественное телевидение – раньше Первый канал даже назывался ОРТ (Общественное Российское телевидение).
- По сути это не было общественным телевидением, телекомпания потом сама застыдилась такого названия. Ведь контрольный пакет был у государственных учреждений, а 49 процентов акций принадлежало банковскому капиталу. Так что американская модель победила. Даже государственный канал – ВГТРК  опирается на рекламу.
- Рудольф Андреевич, а Вы сами часто смотрите телевизор? Сейчас, как Вы знаете, стало модно ругать телевидение, можно даже услышать высказывание: «Я не смотрю этот «зомбоящик»…
- Вынужден смотреть. Я же преподаю студентам, а это аудитория живая, въедливая, поэтому надо всегда быть в курсе последних событий, наблюдать за процессами, происходящими в «ящике». Я знаком с работой многих зарубежных телекомпаний, мне пришлось посмотреть немало телепрограмм в других странах. И если оценивать ситуативно, то наше телевидение, несмотря ни на что, одно из самых интересных  и «пестрых» в мире. Множество эфирных программ, еще больше – спутниковых. Если пощелкать пультом, то можно найти передачи  любой вкус, в которых учтены разнообразные интересы. Но это каждодневная ситуация. А вот о будущем наше телевидение, как и государство в целом, по-видимому, не думает, не озабочено перспективой своего развития. Пока эта стратегия весьма туманна.
- Вас не раздражает падение грамотности во всех сферах нашей жизни? Особенно это заметно на примере телеведущих.
- Еще бы! Раньше могли уволить за неправильное ударение, особенно, если оно искажало смысл сказанного, а сейчас такие ляпы можно услышать! Читаешь бегущую строку – а в ней куча грамматических ошибок. Стиль общения телеведущих с собеседниками – тоже не образец для подражания. Что можно перенять после некоторых ток-шоу? Хамоватость, бесцеремонность, нежелание слушать собеседника.
- Каких программ Вам как зрителю не хватает в телевидении?
- Жаль, что пропало такое направление, как аналитика. Очень мало познавательных программ, документальных фильмов. Даже если показывают передачи, посвященные истории, культуре, науке, в титрах чаще всего читаешь: «Продукция BBC». В общем, это не удивительно. В недавнем опросе молодежной аудитории,  посвященном рейтингу профессий, ученый оказался на одном из последних мест. Нет науки – нет и фильмов о науке. 
- Рудольф Андреевич, в Вашей биографии был такой факт, как запрет на профессию. Что стало причиной опалы?
-  Нет, формально запрета не было. А дело было так. После ввода советских войск в Чехословакию в 1968 году политическая ситуация внутри СССР изменилась, пропагандистская машина заработала более жестко. На телевидение в 1970 году пришел новый руководитель – Сергей Георгиевич  Лапин, человек, приближенный к Брежневу. У меня как раз вышла книга «Телевизионная программа». Он счел ее ревизионистской, не отвечающей духу коммунистической пропаганды. После такой оценки работать в этой сфере стало весьма непросто. Меня перестали печатать.
К счастью, это время совпало  с отъездом в Польшу по линии Министерства образования. В 70-е – 80-е годы я преподавал в Варшавском и Силезском университетах, в начале 90-х  был собкором журнала «Новое время» в Польше. Потом вернулся в МГУ на родную кафедру.  Завязались тесные связи с издательством ИКАР, где у меня вышло шесть книг.
- Ваша документальная повесть «Качели. Непридуманные истории военного детства» стоит особняком в списке опубликованных Вами книг. О войне написано много, но после Вашего произведения понятно – о ней никогда не будет написано все, ведь такого мы еще не читали. Тяжело было писать?
- Писать – легко, вспоминать – тяжело. Это  всегда сидело где-то в глубинах
сознания.  В книге рассказывается о жизни на оккупированной Украине. Почему эти воспоминания так долго зрели? Во-первых, отношение к тем, кто был на оккупированной территории, раньше было, мягко говоря, не совсем справедливым, и до перестройки выпустить такую книгу было просто невозможно. Но то, что я пережил мальчишкой, что пережили мои родные и друзья,  не давало мне покоя все эти годы, и вот настал момент рассказать правду о том страшном времени.
- Рудольф Андреевич, у Вас есть научные прогнозы о том, какое будущее ждет телевидение?
- Нас ждет телевизионная революция. К 2015 году намечен полный переход на цифровое телевидение. Не за горами и слияние телевидения с Интернетом, что откроет для телезрителей неограниченные перспективы. Это не просто новое качество «картинки», это возможность самому формировать программу, не ограничиваясь тем, что предлагает тот или иной канал. Человек сможет выбирать нужное из того, что накопило человечество за это время.  Но тут особенно актуально стоит проблема – чем наполнять эти программы, как использовать возможности техники на благо общества, чтобы телевидение «поднимало» человека, развивало личность. Конечно, это случится не завтра, но случится обязательно, это не пустые заверения наподобие тех, что «наши дети будут жить при коммунизме». Наши дети будут жить в эпоху нового телевидения.





Политика конфиденциальности